Михаил Мень о музыке

В нашей семье давние музыкальные традиции. Моя бабушка пела в церковном хоре знаменитого московского регента Матвеева в столичном храме иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость». Мать играла на фортепиано, а отец обладал прекрасным голосом и хорошим музыкальным слухом. Он неплохо пел и аккомпанировал себе на семиструнной гитаре. Отец любил русский романс и, конечно, студенческие песни времен своей молодости. Молва приписывала ему даже авторство некоторых из них. Поэтому решение о том, что мне надо учиться в музыкальной школе, было вполне естественным. Но не было определенности с выбором инструмента. Как часто бывает, с этим выбором помог случай.

Мой отец был дружен с Александром Галичем, крестил его. Периодически Галич бывал у отца в храме на литургии. У Александра Аркадьевича была даже замечательная песня «Когда я вернусь», которая посвящалась храму Сретения Господня.

Когда я вернусь, я войду в тот единственный дом,

Где с куполом синим не властно соперничать небо

И один раз, незадолго до своего вынужденного отъезда за границу, Галич приехал к нам домой в Семхоз. Он был с гитарой и дал маленький домашний концерт. От этого человека и от инструмента в его руках исходила такая мощная энергетика, что я практически сразу понял, на каком музыкальном инструменте буду учиться играть. Особое впечатление на меня произвела великолепная гитара, которую Галич извлек из черного футляра, обитого изнутри красным бархатом, и взял первые аккорды.

Так я стал учеником Загорской музыкальной школы по классу шестиструнной классической гитары. Первые пару лет я подавал большие надежды как классический музыкант, до тех пор, пока случайно не оказался на концерте какого-то профессионального ВИА, выступление которого произвело на меня огромное впечатление. Я с упоением слушал звук электрогитар и поставил перед собой задачу научиться играть на этом инструменте, звук которого принципиально отличался от классической гитары с нейлоновыми струнами. Усилило это желание, конечно же, и прослушивание музыкальных передач знаменитого Севы Новгородцева и увлечение рок-музыкой.

В соседнем Доме культуры в то время репетировал известный в Загорске ВИА «Рифы», музыканты которого были старше меня на несколько лет. Один из них, Николай Королев, учился в одном классе с моей старшей сестрой, и именно он впервые разрешил мне взять в руки настоящую электрогитару. Позднее мы стали близкими друзьями и реализовывали некоторые музыкальные идеи. Я вместе с одноклассниками Сашей Жуковым и Юрой Столяровым ходили на репетиции к «Рифам» и вынашивали амбициозные планы по созданию собственного ансамбля. Так постепенно мы стали собираться у меня дома, где и пробовали репетировать первые песни, как сейчас помню – первая была «Александрина» «Песняров».

Функции электрогитар выполняли обычные, дешевые акустические гитары со звукоснимателями, подключенные к ламповым радиоприемникам, а ударной установкой служили два пионерских барабана и самодельный бас. Со временем что-то стало получаться. В процессе первых репетиций я понял, что играть по нотам классическую музыку и «снимать» на слух произведения советской и, тем более, зарубежной эстрады, абсолютно разные вещи, но перестроился довольно быстро. Тогда же я понял, что бас-гитара это МОЙ инструмент. Привлекла меня в нем фундаментальность, на которой держится вся музыка и возможность играть, как я и привык в музыкальной школе пальцами, а не медиатором.

В конце концов, у нас сложился стабильный коллектив:
Александр Жуков – гитара, вокал, Тахир Аляшетдинов – гитара, вокал, Юрий Столяров – ударные, и Михаил Мень – бас-гитара, вокал.

Именно в тот период произошло знаковое событие: о нашем существовании узнали в дирекции Семхозского дворца культуры, и нас пригласили стать официальным ансамблем этого ДК. Так, в 15 лет я стал уже выступать на сцене. В ДК имелась вполне приличная по тем временам аппаратура, в том числе знаменитый ламповый усилитель Regent 30 H , так что мы чувствовали себя практически «взрослым» ВИА, и все свободное от учебы в школе время репетировали. Мы играли, в первую очередь, шлягеры известных советских ВИА, что было необходимо для концертов на официальных мероприятиях. Для танцев, которые были два раза в неделю, играли кавер-версии песен The Beatles, La Cridens, Wings, Slade, Shaken blue. Моим коронным номером была песня Пола Маккартни Monkberry Moon Delight. Так же мы аранжировали различные «дворовые» творения и сочиняли свои песни – очень примитивные, но честные. Они кстати пользовались довольно высокой популярностью.

На нас стали «ходить». Вскоре к нам присоединился клавишник Слава Афанасьев, который был старше нас, уже отслужил в армии и владел модным оргАном «Юность». Пришло время подумать о названии. Нам, очень хотелось называться «Апачи», но дирекция ДК настояла на более советском названии: ВИА «Школьные годы». Мы были вынуждены согласиться. Надо отметить, что выступали на танцах мы не бесплатно – зарабатывали по три рубля каждый за одно выступление, разумеется, практически все эти средства шли на приобретение гитар и оборудования. Постепенно мы обзавелись более-менее приличной инструментами, а я стал счастливым обладателем болгарской бас-гитары «Орфей», чему был страшно рад. С того времени я стал собирать свою коллекцию гитар.

В 1977 году возникла необходимость женского вокала в ансамбле, и мы пригласили к сотрудничеству певицу Марину Ушкову. Это добавило популярности и позволило расширить репертуар группы, по сути, в коллективе было четыре поющих человека, что было редкостью.

Коллектив у нас был очень дружный, было забавно, что у троих участников ансамбля: у Саши Жукова, Марины Ушковой и у меня день рождения был в один день, и мы всегда справляли их вместе и до сих пор стараемся встречаться в этот день. Мы почти не расставались и чувствовали себя настоящей «белой костью», поскольку в то время музыкантов очень уважали. Проходя по городу с гитарными футлярами в руках и в джинсовых костюмах, мы часто слышали уважительный шепот: это эстрадники! География наших выступлений постепенно расширялась – мы стали выступать по всему району на различных фестивалях, конкурсах и «корпоративах».

Но время бежало вперед, и участников группы постепенно стали призывать в армию, что, в конце концов, привело к самороспуску коллектива. Но Слава Афанасьев на базе «Школьных годов» собрал новый коллектив, со временем трансформировавшийся в профессиональный ансамбль, который в течение долгих лет работал в знаменитом загорском ресторане с громким названием «Головной». По прошествии многих лет я любил заезжать туда поужинать, послушать музыку и пообщаться со старыми друзьями.

«Школьные годы» был, на мой взгляд, очень интересный коллектив, но, к сожалению, мы не оставили никаких качественных оригинальных записей. В начале девяностых было решено эту несправедливость исправить. Собравшись на одной подмосковной студии в первом составе, мы за несколько дней записали весь наш репертуар, полностью воссоздав звучание конца семидесятых. В этот альбом мы включили песни нашего сочинения, а также наши аранжировки различных дворовых песен неизвестных авторов. Получилось очень правдоподобно.

После «Школьных годов» мы с Николаем Королевым предприняли попытку возродить ВИА «Рифы». Провели довольно плодотворный репетиционный период. В репертуаре были песни «Рифов», «Школьных годов», различные кавер-версии и новые произведения. Но в день первого выступления произошла трагедия: третий участник группы Николай Муравьев был убит ударом ножа в банальной уличной драке. Естественно, после этого проект развалился, и нашим с Николаем амбициозным планам не удалось реализоваться.

После этого я был тоже призван в армию и отправился служить на Дальний Восток.

На распределительном пункте угрюмый капитан, прочитав в личном деле, что я окончил музыкальную школу, спросил, не играю ли я на трубе, и когда получил ответ «нет», безапелляционно заявил: тогда ни какой ты не музыкант! Но с гитарой в армии я полностью не распрощался, у меня была возможность в течение двух лет поддерживать форму, играя в самодеятельном ансамбле своей воинской части.

По окончанию службы в вооруженных силах, уже будучи студентом МГиКа, я участвовал в различных музыкальных проектах, в основном с целью реализации неких творческих идей и пополнения семейного бюджета. Некоторые из них заслуживают отдельного рассказа. В 1986 году в СССР появились определенные свободы, в том числе и в творчестве. И, о чудо, стало возможно, официально играть мой любимый хард-рок. Так, в конце 1986 года была образованна рок-группа «Мост». На мой взгляд, это был очень интересный и яркий коллектив. С его историей можно познакомиться на сайте rock-most.ru Группа просуществовала до конца 1987 года, но после моего ухода клавишник Игорь Рябцев собрал группу в обновленном составе, назвав ее «Мост-дельта» и значительно утяжелив звучание песен. Коллектив успешно гастролировал и пользовался успехом у поклонников тяжелого рока.

Покинув группу «Мост», мы с солистом известного ВИА «Надежда» Юрием Стожаровым, пианистом Сергеем Савельевым и ударником Владимиром Старожиловым организовали новый проект «Морской патруль». Это было в 1988 году, когда уже серьезную роль в раскрутке коллектива стало играть телевидение. Мы создали два клипа на песни «Мой старый друг» и «Виндсерфинг». Они попали в ротацию на первом коммерческом канале 2x2, что дало группе определенную известность и возможность достаточно интенсивно работать. Но к 1990 году отечественный шоу-бизнес захлебнулся пошло-фонограммным суррогатом, и я полностью потерял интерес к музыке и долгие 11 лет не брал в руки инструмент. Да и не до этого было, работа в бизнесе, а позже и в политике полностью заняли мое время, не оставив ни сил, ни энергии ни на что другое.

Все изменилось в 2001 году после разговора с одним священником, который сказал мне простые, но очень глубокие слова: «если Господь дал тебе хоть минимальный талант, то нельзя зарывать его в землю». Так родился мини-альбом «Мой старый друг» с переаранжированной одноименной песней и двумя произведениями на стихи Михаила Танича. А новый клип на песню «Мой старый друг» стал любим многими моими коллегами-политиками, потому что сюжет его рассказывал о взаимоотношениях двух известных в России людей.

Отдельного внимания заслуживает проект Made in Moscow. Сама задумка пригласить западных звезд для партнерства в записи альбома была нова и дерзка. Идея проекта Made in Moscow родилась тогда, когда мы с гитаристом Алексеем Тумановым в 2002 году занимались ремастерингом композиций группы «Мост». У нас появилась идея перевода песен на английский язык и привлечения к их исполнению англоязычных кумиров нашей юности. Было много кандидатур, но мы остановились на Глен Хьюзе и Джо Линн Тёрнере, которые в том момент работали в проекте «HTP». Мы не были знакомы, поэтому отправили им письмо по электронной почте. Как ни странно, реакция на предложение была положительной. К тому же в скором времени они прибыли с гастролями в Москву, и мы провели первые переговоры. На встрече мы дали послушать хард-рок звёздам весь материал, после чего «ударили по рукам». После этого началась кропотливая работа.

Глен Хьюз и Джо Линн Тёрнер приехали на две недели в Москву, где мы работали в студии над реализацией проекта. Джо и Глен написали лирику для композиций. Потом нам пришла идея привлечь к записи диска известных российских музыкантов, таких как Дмитрий Четвергов, Николай Девлет-Кильдеев, Валерий Диордица, Алексей Туманов, Петр Макиенко, Александр Филоненко и др. В итоге были созданы новые интересные аранжировки. Проект Made in Moscow был презентован в начале 2005 года в Москве. Этот альбом для многих почитателей классического хард-рока стал очень интересен, он вошел во многие коллекции.

А к юбилею Победы в 2005 году был выпущен альбом с песнями военных лет. Здесь я исполнял известные всем песни так, как я их прочувствовал. Этот диск полюбился нашим ветеранам, и, не смотря на то, что, работая в исполнительной власти, я публично практически не выступаю, с ветеранами у меня сложились особые отношения. В каждый день Победы я собираюсь с ними, чтобы спеть военные песни. Ещё я делаю исключение на новогодних благотворительных приемах, где идёт сбор пожертвований на благие дела.

Сегодня я стараюсь помогать талантливой молодежи, в том числе и из Ивановской области, где у нас функционирует государственная студия «Иван-Рекордс». У студии много задач, но важнейшая из них – это поддержка талантов. Также я с удовольствием принимаю участие в проектах «Клуба поющих политиков и бизнесменов» и других интересных начинаниях. И обязательно несколько раз в год собираю своих старых друзей-музыкантов, чтобы поиграть вместе и вспомнить старое доброе время. И не важно, кто чем занимается сегодня, важно что мы остаемся друзьями долгие годы и очень любим музыку.

Новости